кабинет психолога Виктора Ляшенко
+7 (926) 811-31-65       v-psy@list.ru
г. Москва, м. Чистые пруды, Белорусская
Психолог в Москве
КОНСУЛЬТАЦИИ                ПРИСУТСТВЕННАЯ АРТ-ТЕРАПИЯ               ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ГРУППЫ И ТРЕНИНГИ                СТОИМОСТЬ                СТАТЬИ И КНИГИ                КОНТАКТЫ

Зарисовки с занятий терапевтической группы и консультаций

Зарисовки приводятся с разрешения участников

 

Через море тревоги к океану спокойствия
У неё есть давнее желание уехать из Москвы. Теперь для этого складываются благоприятные обстоятельства, но всё же страшно и тревожно. Разговор об этих планах и страхах усиливают тревогу до такой степени, что тело начинает потряхивать. С этим страхом она и решила познакомиться поближе.
 
Течение «творческого присутствия» проносит её через довольно бурное море тревоги, но в итоге....
Показывая на свои рисунки, участница рассказывает:
- Сначала моя тревога захватила меня, как ураган (показывает на экспрессивный «вихрь» чёрных линий своего первого рисунка), но потом (проведя через множество перипетий других рисунков), привела меня к довольно странному спокойствию (показывает на ажурный рисунок, из тонких чёрных линий и разноцветных «пузырей»).
Странное оно тем, что в нём тревога сохраняется, оно как будто даже сделано из неё. Но теперь тревога не разносит меня, а даёт силу – она и есть сама моя сила.
Оказывается, дело в том, что, когда я не обращаю внимания на своё тревожное состояние, не вникаю в него, оно начинает меня захватывать, и я его при этом не понимаю. А стоило мне обратиться к нему, вникнуть, так оно обернулось моей же силой, подарив мне потрясающее океаническое спокойствие и уверенность в себе.
30.10.18

Я не такая
Она талантливая художница, и это признаётся многими, кто видел её работы (даже ворами, кравшими её картины – немногие художники удостаиваются этого). Однако признание других для неё, хотя и горячо желаемо, невыносимо. Она и сама себя не признаёт, считая себя обманщицей и самозванкой.
 
- Восхищение, высокая оценка – это кредит, который я обязана оплатить в будущем: раз ты «такая», теперь соответствуй. Нельзя «не оправдать доверие», разочаровать, обнаружить себя «не такой». Я боюсь хорошего отношения, признания, потому что все скоро поймут, что на самом деле я не такая…
 
На собственные картины ей смотреть невыносимо, поскольку они равносильны обвинению в том, что «на самом деле она «не такая». От этого горько, страшно, обидно и ужасно жалко саму себя.
 
В ситуации такого самоотвержения любые достижения, успехи, признание становятся препятствием, а не опорой: вместо того, чтобы поддерживать, они пугают, и их (достижений) начинаешь избегать вместе с самой деятельностью, которая грозит привести к успеху. Чтобы не чувствовать себя должным оправдывать чьи-то ожидания, человек отказывается вовсе от творческой деятельности, и страдает от страха, нереализованности и бессмысленности, за которыми следуют отчуждение, одиночество и депрессия.
25.09.18

Пропала в пропасти

В нескольких предыдущих встречах у одной из участниц актуализировалась давняя боль, связанная с отказом ей в её чувствах. В то время для неё этот отказ оказался невыносимым, и она «провалилась в пропасть» бессмысленности всего. С тех пор избегает близких отношений, сторонится мужчин и страдает от одиночества.
 
В ходе практики «Терапии творческим присутствием» вдруг необыкновенно ясно вспомнила, увидела, осознала, какое решение она тогда приняла: «больше никогда, ни с кем, ни за что».
И теперь, соприкасаясь с тем своим выбором, с той собой, возникло горькое сожаление о самой себе: «Ну, зачем же ты так…Ну зачем же ты так…?»
Казалось бы, горькое, безрадостное открытие, казалось бы, ну что тут поделаешь…
Однако именно признание своего выбора и осознавание своего отношения к тому выбору подготавливают условия для вызревания чего-то нового. Для всего нужны свои условия и… своё время.
3.09.18

Я не дура

В школе её считали отстающей, слабой, неспособной. В силу своей восприимчивости, она и сама стала считать себя и недостаточно умной, и некрасивой.
- Если говорить прямо, я считала себя дурой, неспособной к восприятию материала. У меня дома лежит стопка книг, и нет ни одной, которую бы я дочитала до конца. Такое ощущение, что всё не для меня: не для моего ума, не для моих способностей, не для моей внешности.
 
В ходе первого круга вдруг пришло осознание, зачем ей нужно считать себя некрасивой:
- Да это же мне обеспечивает безопасность! Если я некрасивая, то можно не надевать платьев: ходить в джинсах, сидеть дома и не отсвечивать. Нет риска подвергнуться осуждению, осмеянию.
 
После практики «терапии творческим присутствием».
- Во-первых, я поняла, что я никакая не дура! – говорит со смехом, - а ещё я увидела, как я вся извиваюсь, ищу лазейки и возможности (показывает на свой рисунок, на котором изображена огромная чёрная змея), чтобы получить одобрение. Я потому и книжки никак не могу прочитать! Потому что за это никто меня не одобрит, не похвалит. Я пока рисовала, увидела, что у меня такая жажда, такой голод по одобрению и признанию меня, что без него всякая деятельность для меня теряет смысл…
- Да, это действительно значимое открытие о самой себе.
- Но как от этого уйти? Я себе запрещаю искать одобрения, гнаться за признанием, чтобы не зависеть от этого. Но тогда я вообще перестаю что-либо делать! Как же быть?
- Постой... Можно себя не кормить и не поить, но голод и жажда от этого будут только возрастать. И в итоге можно довести себя до истощения. В признании и одобрении мы все в какой-то степени нуждаемся, они являются питанием для нашего социального тела, для души. Если есть недостача признания и велика его жажда, удовлетворится ли она жестокой «аскезой»...?
 
Разумеется, существует вопрос меры (как и с едой), за которой содержательные дела превращаются в демонстративные. Однако, отказывая себе вовсе в получении «поглаживаний», более того, осуждая себя за желание признания – можно вовсе лишить себя возможности делать содержательные дела. Мы социальные существа, и нам необходимо принятие и признание себе подобных.
30.07.18

Не всемогущая
В первом круге одна из участниц довольно эмоционально возмущается своим поведением. Накануне она обратила внимание на то, как она «липнет» к другим людям, в стремлении обратить на себя их внимание и быть принятой ими. Из-за этого совершает массу никому не нужных действий, назойлива, в интимных отношениях слишком быстро сокращает дистанцию и… остаётся в одиночестве.
- Мне от самой себя противно! Я хочу избавиться от этого, не быть такой падкой, такой зависимой, не бежать, как собачонка, за вниманием! – восклицает она со слезами на глазах.
- Вероятно, ты не просто так бежишь за вниманием. Не от хорошей жизни… Возможно, есть какая-то действительная нужда?
- Я не хочу так нуждаться! Почему я так нуждаюсь! – продолжает возмущаться она.
- Может быть, это и поисследовать? Нужду просто так не отменишь...
Озадаченно молчит.
- Ты сейчас на себя негодуешь, но есть «какая-то» ты – помнишь метафору о внутреннем ребёнке? – есть ты, которая очень нуждается во внимании, признании, любви.
- Да, я кажется, понимаю...
 
После практики ТТП.
- Я очень печальная, и я себя такую не принимаю, - плачет.
- Мне хочется быть сильной, неуязвимой, - вытирает слёзы, - сейчас, в практике, я встретилась с такой собой… ну, это как смерть для меня. Я всегда от этих чувств отстранялась, всю жизнь (с подросткового возраста, когда у неё произошла любовная драма, ставшая для неё очень тяжёлой потерей). И вот только теперь я начинаю с ними соприкасаться, выпускать. Но это та-ак бо-ольно…, - останавливается, плачет.
- Но, наверное, это нужно прожить…, - продолжает через минуту. - Я вдруг увидела, что я не всемогущая! Что я обычный человек. А обычный человек… он слабый. Так не хочется признавать себя обычной.
- Что не всё зависит от тебя, что человек может уйти…
- Да. Я не могу отказаться от всемогущества. Иначе очень больно. Больно чувствовать…
- Быть живой…
- Я привыкла быть нечувствительной…
- Пластмассовой, - шучу, утрируя её «нечувствительность».
- Сильной! – смеётся.
- Помнишь, когда впервые пришла на группу, ты говорила, что вообще ничего не чувствуешь?
- Да, я не позволяла себе соприкасаться с болью, всячески её отодвигала от себя. Видимо, поэтому я перестала вообще что-либо чувствовать.
- На предыдущих занятиях ты потихоньку приоткрывала эту дверь, заглядывала в замочную скважину. А сегодня…
- А сегодня я уже вошла в этот зал… Да.
- И начинаешь чувствовать…
- И быть слабой…
- И живой…
25.06.2018

Нельзя ошибаться

В первом круге участница рассказывает о том, что не может позволить себе ошибиться, и это сковывает её, лишает возможности инициативы.
После практики «терапии творческим присутствием»:
- В последнем рисунке (в течение практики участники рисуют много рисунков: от 1 до 20) я нарисовала человека в гробе (показывает на свой рисунок, на котором изображён чёрный гроб, из которого, как в окошко, выглядывает лицо человека). Это то ощущение, которое производит на меня запрещение себе ошибаться. Сейчас поняла, казалось бы, очевидную вещь: не ошибаться – это значит НЕ ЖИТЬ.
- Посмотри на свой рисунок. Мне кажется, этот гроб напоминает изображение младенца завёрнутого в черные пелёнки. Запрет на ошибку означает пребывание в детском фантазийном восприятии мира, как бы существующего по определённым правилам, которые нужно только выучить и им следовать…
- Да, для меня сейчас это так и есть: разрешить себе ошибаться – открыть путь к взрослению.
18.06.2018
 
Спасение утопающих
В группе зашла речь о «спасательстве». Тема была актуальна для всех участников: каждый рассказывал о том, что часто испытывает вину рядом с человеком, которому плохо. И это побуждает его развивать активность в стремлении помочь, правда, без спросу и без просьбы об этом стороны «нуждающегося».
- Не понимаю, зачем я это делаю! – горячо возмущается одна из участниц, - ведь в итоге моя помощь оборачивается во вред мне же самой, ведь мне приходится ущемлять свои интересы и терпеть собственную неудовлетворённость.
После практики ТТП делится своими открытиями:
- Я разочарована… Оказалось, что моё спасательство, которое я считала таким искренним, я же вроде бы как для другого стараюсь, оказалось, что оно рассчитано не на другого, а на меня саму.
- Любопытно, что-то ты получаешь с этого для себя…
- Да очень просто – это нужно, чтобы мне почувствовать себя сильной и неуязвимой на фоне вот этого «слабого». Я представляю, словно я сижу в шлюпке, в спасательном жилете, и так снисходительно бросаю спасательный круг…
- И ты как будто что-то скрываешь при этом…
- Ну да, нельзя, чтобы другие узнали о моей чувствительности, ранимости, так как, когда я проявляю себя-настоящую… я становлюсь как будто голая (говорит с видимым смущением).
- Сейчас ты обнажена… как тебе это?
- Вообще-то, пока ты не сказал, я не обращала на это внимания. Теперь как-то неловко стало…
- Можно ли так сказать, что, пока ты проявляешь себя из собственной позиции, ты в процессе и ты органична, тебя не заботят оценки. Но как только ты пытаешься посмотреть на себя чужими глазами, так ты начинаешь себя осуждать, одёргивать, и цепенеешь, замороженная стыдом?
- Хм… Да, пожалуй… это стыд… Когда «голая», то становишься уязвимой… Я поэтому вообще никому не открываюсь. Вообще! У меня нет ни одной подруги, с которой я была бы открыта полностью. Здесь единственное место, где я могу быть открытой. Даже то, что вы просто молча выслушиваете, пока я рассказываю (обращается ко всем участникам группы) – это большая поддержка для меня!
11.06.2018
 
Наконец-то пришла моя боль…
После практики Терапии творческим присутствием одна из участниц группы взволнованно рассказывает:
- Так интересно получилось... Я пока не знаю, как это понимать, очень противоречивые чувства. Вот в этом рисунке (на рисунке изображены чёрные концентрические круги, сходящиеся в чёрную точку) я встретилась с такой глубинной, или даже глобальной, болью… И при этом в этой боли я чувствую опору. Или даже не так… Эта боль как будто и есть я! – говорит с удивлением и воодушевлением.
– Так странно: с одной стороны, это место самой большой моей боли, а с другой – это очень приятное чувство соединенности с собой. От этого дух захватывает!
- А тебе известна эта боль, о чем она? – спрашиваю её.
- Да, теперь это уже известно… она о той потере (на своём первом занятии в группе она вышла на основательно вытесненное переживание горя, связанного со значимой потерей, случившейся с ней в подростковом возрасте – с этого открытия и началось пробуждение её чувств).
- Что-то с этой болью произошло…
- Раньше она придавала мне решимости, я опиралась на неё: осознавание того, что я смогла это пережить, давало большую силу для жизни. 
- И что-то потом стало…
- Да... я загордилась…
- Хм… ты хочешь сказать, что стала торговать своей болью, собой-сильной?
- Пожалуй, да, можно так сказать. Я предала свою боль ради впечатления, ради превосходства. Стала играть «картинку». И у меня пропала связь с собой…
 
Хочется отметить, что эта связь с собой начала восстанавливаться, как только эта девушка соприкоснулась со своей «изгнанной» болью, и стала поворачиваться к ней лицом. Стали пробуждаться многие чувства, которые принято называть «негативными» (обида, злость, тревога, страх), но зато теперь она стала ощущать, что постепенно оттаивает и оживает, так как раньше вообще ничего не чувствовала. 
03.06.2018
 
В заголовок вынесены строки из стихотворения М.Л. Покрасса:
«Наконец-то пришла моя боль,
Все теперь разведёт по местам.
Я душе моей душу отдам.
Наконец-то пришла моя боль…»
 
Меня не видно, но я есть
В начале группы девушка рассказывает об испуге, который у неё возник в отношениях со знакомым. Теперь она испытывает злость на него и желание отомстить за пережитое отвержение. В практике намеревалась поисследовать это своё переживание.
Однако процесс Творческого присутствия повёл её совсем в другом направлении, и привёл к неожиданному и очень значимому переживанию обретения себя.
Показывая на свой рисунок, говорит:
- Глядя на этот однотонный рисунок (лист закрашен голубым цветом), наверное, не видно, что там, за этим цветом есть ещё что-то (за голубым проступают синие точки). Это очень точно отражает моё ощущение себя: меня как будто нет, но где-то там, в глубине, за видимым – есть Я. И сейчас это даёт такое удивительное тепло внутри, такое ощущение близости, обретения себя… наконец-то Я у себя есть!
15.05.2018

Опора в тревоге
Предыдущее занятие у одной из участниц завершилось решением позволить себе в течение недели полениться (как умел её папа) и понаблюдать за собой в новом, не свойственном ей поведении.
Оказалось, что, если она позволяет себе лениться, то возникают угрызения совести, она начинает себя ругать и принуждать к какой-либо «полезной» деятельности на благо других. 
 
- По всей видимости, удовольствие тебе получать нельзя, - делаю резюме после её слов.
- Именно, да! Я себе это запрещаю: мне нельзя радоваться, нельзя кайфовать. И это свойственно не только мне, а всем женщинам нашего рода.
- А папа кайфовал от души…
- Папа да, - улыбается, - а вот у всех женщин просто запрет. Нельзя. Как бы чего не случилось, как бы не  пришлось расплачиваться за радость. И постоянная, вечная тревога. Она меня просто душит! Не позволяет радоваться, я из-за неё вечно неуверенная и пугливая. А так хотелось бы обрести опору внутри себя!
 
После практики Терапии творческим присутствием.
Говорит со смехом:
- Удивительно, я каждый раз прихожу к каким-то парадоксальным выводам. Я пока рисовала, вдруг осознала, что я могу опираться на свою тревогу! Это известное мне состояние. И в ней есть я – Я-тревожащаяся. И я могу находить опору в этой себе. Раньше я этого не замечала.
- Кажется, ты также заметила, как меняется отношение к своему состоянию от того, как мы его описываем. Говорим: «У меня тревога», - и уже можно с чем-то в себе бороться. А говорим: «Я тревожусь» или «Я-тревожащаяся», - и бороться уже не с чем. Но можно знакомиться с собой в новой ипостаси…
- Да-да, спасибо, что ты обращаешь на это наше внимание. Сейчас я сама начинаю это видеть. Это действительно очень разные восприятия.
23.04.2018
 
Жизнь есть страдание
В первом круге участница жалуется на давнее отсутствие желаний и одиночество. Это её гнетёт, делает жизнь бессмысленной, аморфной, пустой. Но спокойной.
После практики Терапии творческим присутствием рассказывает:
- Я в начале говорила про отсутствие желаний… А в процессе вспомнила, что я сама отказалась от них: у меня в юности была безответная любовь, и я приняла решение, что мне этого больше не надо. Запретила себе хотеть что-либо.
- Чтобы не страдать?
- Ну да… И вот как теперь снова начать хотеть, где найти желания, которые будут мотивировать на действия?
- Получается, что дело не совсем в «отсутствии желаний».
- Хм… А в чем же?
- В бегстве от боли… Ты ведь отказалась от желаний, чтобы боли не переживать?
- Да…
- Сейчас тебе всё ещё нельзя иметь желания, поскольку ты не готова переживать боль.
- То есть, без готовности к боли не будет желаний?
- Посмотри на свою жизнь... А ещё заметь: ты запретила себе желания, чтобы не чувствовать боли, но при этом ты всё равно… страдаешь.
- От боли никуда не денешься, - грустно улыбается.
- Куда же от неё денешься, если из неё жизнь сделана. Боль обеспечена нашей чувствительностью. Всё живое чувствует.
6.04.2018
 
Всё не так, как кажется
Меня очень вдохновляют участники нашей группы. Что ни занятие – кто-то (а то и все) совершает какое-нибудь значимое личное открытие. 
На прошедшем занятии одна из участниц рассказывает после практики (терапии творческого присутствия):
- Это так странно… Я так удивлена тем, с чем встретилась в процессе! В этот раз я переживала некоторые воспоминания из детства, связанные с отношениями с папой. И… то, что мне всегда представлялось чем-то плохим по отношению ко мне – равнодушием, нелюбовью, отвержением – в процессе я вдруг осознала, что всё было совсем не так! Что за как бы невыразительным поведением отца была любовь ко мне, безусловное принятие, доверие, а вовсе не равнодушие. Он просто верил в меня! А я этого не видела, не понимала из своей тогдашней настроенности против него…Это я его отвергала, а не он меня!
- Действительно удивительно! Оказывается, одни и те же события и поступки могут иметь прямо противоположный смысл, в зависимости от способа смотреть и способности видеть!
5.04.2018
 
Не буду молчать!
В конце первого круга группы возникает ситуация, когда девушка чувствует себя прерванной, но привычно не замечает своего неудовольствия, скрывая его за смехом. После того, как обращаю внимание на её смех и спрашиваю о том, что же на самом деле она чувствует, спохватывается и даже как будто пробуждается.
Говорит со слезами:
- А ведь да, я чувствую досаду. А смехом я делаю вид, что всё хорошо, будто ты меня вовсе не задел, что я… сильная и неуязвимая. Мне в детстве всегда запрещали высказывать недовольство. И я так привыкла к этому, что  перестала замечать, как осекаю себя: «Молчи. Улыбайся. Не показывай свою боль». Не хочу, не буду больше затыкать рот себе! – той «девочке», с которой я недавно познакомилась и подружилась на наших занятиях…  
Во время второго круга (после арт-терапевтической практики) она очень эмоционально, со слезами и гневом рассказывает о своих чувствах к отцу, с которыми она неожиданно для себя встретилась в арТ-процессе.
Ошеломлённо замечает:
- Я поверить не могу, что сейчас всё это сказала! Впервые в жизни! Первый раз за 30 лет я вдруг открыто высказала всё, что у меня на душе! Я вообще никому и никогда об этом не рассказывала! Но я так рада, что сейчас сказала все это! И это так удивительно, поверить не могу… Оказывается, сказать из себя-слабой, это совсем не так страшно, как я думала. Столько силы сейчас появилось!
- Ты помнишь, что перед арТ-процессом ты приняла решение больше не затыкать рот своей «девочке»?
- Точно, да… вот «она» и начала наконец-то говорить! – улыбается сквозь слёзы.
02.04.2018
 
Когда виноваты другие
- Что с тобой происходит, какая ты, когда отказываешься от самостоятельности, от того, чтобы самой заботиться о своих потребностях и делегируешь это другим?
- Они мне внушили с детства, задолбили…
- Что-то с тобой происходило, каким-то образом ты «задолбилась»…
- Если человеку сто раз сказать, что он свинья, то на сто первый раз он захрюкает.
- Возможно, так и будет… Что с тобой при этом произойдёт? Ты как-то будешь участвовать в этом?
- Наверное, я решу, что я свинья и мне следует хрюкать…
- То есть ты сама захрюкаешь, а не тебя «захрюкают»?
- Пожалуй, что так, - смеётся, - более того, я буду ещё и упорство в этом проявлять, как бы назло им хрюкать: раз вы считаете меня свиньёй, вот и делайте теперь всё сами.
- Делают?
- Неа…, - говорит с грустью.
- Получается, никто не делает?
- Угу…
- И что в итоге?
- Я несчастна…
27.02.18
 
Сдвиг с мёртвой точки
В последние полгода заметил любопытное обстоятельство, повторяющееся с завидной регулярностью.
Время от времени в группу приходят новые участницы (мужчины приходят на занятия довольно редко). Почему-то в последнее время так получается, что это люди, которые уже проходят личную терапию у других психологов или посещают другие терапевтические группы (поскольку наша арТ-группа открытая, я им не отказываю).
При этом они жалуются на неудовлетворённость от отсутствия существенных продвижений в своей терапии (у некоторых это годы терапии). Приводит же их чаще всего простое любопытство и желание попробовать новый метод, о котором они слышали или читали.
 
Занятие обычно повергает в «шок»:
- Как?! Что это?! Почему?! За годы терапии я и близко не подошла к тому, что тут за одно занятие я увидела и пережила, - признаются со слезами и восторгом.
 
Даже одно занятие становится сдвигом с мёртвой точки, хотя, почти всегда – довольно болезненным сдвигом, фактически – кризисом, через который участники довольно успешно проходят, и группа в этом помогает.
Не все становятся постоянными участниками группы, и я не настаиваю. Одни с новым опытом продолжают личную терапию, другие время от времени посещают занятия, когда чувствуют необходимость.
Но для всех наши занятия становятся опытом, открывающим новые горизонты, активизирующим внутренние процессы исцеления, знакомящим с собой глубинным, неподдельным, живым.
 
Если вы чувствуете, что застопорились в своём жизненном или терапевтическом процессе, приходите на занятия нашей арТ-группы «Присутствие». 
26.02.2018.
 
Я всего лишь десятая
Одна из участниц группы рассказывает о том, что когда-то давно, ещё в то время, когда она училась в школе, учительница создала такую ситуацию, что одной из девочек пришлось ранжировать других своих одноклассниц по степени их привлекательности. И она оказалась десятой.
Это оказалось для неё очень обидным, и впоследствии она через всю жизнь пронесла эту свою «десятость», чувствуя себя дурнушкой. То, что она «десятая», стало основанием для сравнения себя с другими людьми уже не только по признакам «красоты», но и по другим, которые считаются в обществе признаками «успешности». И всегда оставалась «всего лишь десятой». Уже в результате своего собственного ранжирования.
Во время практики «творческого присутствия» неожиданно для себя видит себя «маленькую», даже гораздо меньшего возраста, чем когда произошло то злополучное «ранжирование». И вдруг осознаёт, что любит эту девочку.
- Я в течение практики почему-то постоянно повторяла «ей», что люблю «её».
 
И, как это обычно и бывает в практике ТТП, ВДРУГ пришло осознавание, что нет никакой «десятой». Что всё это она сама себя придумала, уцепившись за эту собственную «десятость», как за какую-то истину о себе, которой и жила до сих пор. Поняла, что всё это сравнение – полный абсурд, и не имеет к ней никакого отношения.
Сама идея собственной «десятости», «хужести» вдруг растворилась. Пришло понимание того, что есть просто она, и к ней неприменимы никакие оценки и сравнения.

Страшно знать, чего хочу

Заканчивался первый круг группового обсуждения.
- А я не знаю, чего хочу! – восклицает одна из участниц в ответ на какую-то мою реплику. 
Затем, уже менее решительно и с заметным сомнением в голосе добавляет:
- Хотела бы это знать…
Говоря это, чувствует сильное беспокойство и сковывающее напряжение в теле.
Это и стало предметом последующего творческого исследования.
 
Практика ТТП ошарашивает неожиданным открытием.
Оказывается, она не только знает (теперь), чего хочет – у неё столько желаний, что от этого у неё дух захватывает!

Говорит с испугом и восторгом:
- Я сейчас чувствую такую энергию в теле, что меня аж потряхивает от неё. Я, пока рисовала и взаимодействовала с рисунком, вдруг поняла, что у меня столько желаний, что обычно я решаю вовсе отказаться от них. И отказываюсь, считаю, что их нет. Я как будто не достойна их. Я решила про себя, что мой удел – это страдать, а все остальное: «Не для тебя». Но сейчас… Вот этот свет изнутри (показывает и на свой рисунок, и на свою грудь), он так силён!
 
Этот свет в ней был виден и ранее – он всегда шёл из неё. Но она его не замечала и не признавала.
 
- И мне столько сил приходится тратить, чтобы сдерживать его… А сейчас я вдруг поняла, что я на самом деле совсем не такая, какой себе кажусь – серенькой забившейся в угол мышкой. Оказывается, я яркая, живая, и у меня столько всего есть, и… Нет, я больше не хочу это сдерживать и прятать. Я хочу быть!
 
Разумеется, это внутреннее событие ещё не означает разрешение существующих проблем. Но оно означает главное - сделан первый (самый трудный!) шаг в путешествии "в тысячу миль"...

Предательство

Участница группы рассказывает о трудностях, связанных с непереносимостью критики от других людей.
- Даже когда критика вполне справедлива, что чаще всего и бывает, возникает такая сильная боль и обида от того, что «я не такая», что согласиться с этой критикой никак невозможно.
В связи с этой болью присутствует и желание оправдаться, и выдвинуть встречные обвинения, и вместе с этим – желание подстроиться под других. И тогда она начинает «играть себя», отказываясь от своих потребностей, желаний, инициативы, делая себя удобной. Так рождается кипучий внутренний конфликт, в котором есть и угодничество, и затворничество, и жажда общения, и отмщения, и самокритика, и самооправдание,…
В арт-терапевтическом процессе встречается лицом к лицу с болью отвергнутости, которая предстаёт в образе «обиженного подростка». При контакте с «ним» вдруг ощутила такую лютую «его» ненависть к себе «взрослой», что даже опешила: «Как же мне с ним быть? Как подступиться?»
Стали рождаться совсем не тривиальные и практичные вопросы:
- Как же я «его» (себя) предала и предаю? Как наладить с «ним» контакт, ведь «он» мне не верит? Чего я хочу? Изменить «его» или подружиться с «ним»? Хочу ли заботиться о себе и своих интересах самостоятельно?

А что, если чувства захватят?
На мастер-классе вновь возникла тема переживания сильных чувств, трудных состояний, боли.
А что, если возникнут бурные чувства? А что если они захватят? Что тогда делать?
Вопрос предполагает, что с сильными чувствами необходимо что-то делать. Более того, что с ними уже что-то делается – возводятся дамбы, плотины, роются обходные протоки, – чтобы они вдруг не захватили (см. статью "А что, если чувства захватят?").

Бороться за неё или пусть живёт?
В группу пришёл новый участник - молодой мужчина в самом расцвет сил. Несколько десятилетий занимается "духовными практиками". Производит впечатление  непоколебимой уверенности в собственном знании: людей, мира, жизни.
Вчера от него ушла девушка, и он был в довольно печальном состоянии.
- Понимаете, у нас не просто отношения, мы вместе движемся по пути. До меня она была в таким ужасном психологическом провале! Ну, у неё там по семье проблемы, кармические... И только со мной она стала мало-помалу выбираться. Если я сейчас её оставлю, она снова погрязнет. Оставить её - было бы отказом от служения.
- Вы же сказали, что она сама от вас уходит...
- Да. Но я считаю это ошибкой, её слабостью. Я должен бороться за неё. И потом, я знаю, что это её мама настроила против меня, считает меня фанатиком...
- Простите, а о каком служении вы говорите, служении кому?
- Богу, конечно!
- Ну... хорошо. А вам самому что нужно?
- Мне ничего не нужно, я служу... Сейчас передо мной дилемма - продолжать служение, несмотря на то, что она не хочет, или закрыть эту дверь.
 
К себе он относится с точно таким же невнимательным рвением, как и к своей девушке: хотел бы изменить своё состояние "фрустрации", будучи уверенным, что нужно переживать только позитив и благость.
 
Всем известно, куда ведут благие намерения, но только не тому, кто настроен "причинять добро".
К счастью, практика "терапии творческим присутствием" не располагает к насильственным действиям, а настраивает на исследовательский процесс. Этот процесс сам собою и привёл этого "благодетеля" к решению "закрыть дверь", оставив девушку самой решать свою судьбу. К слову, состояние его тоже изменилось само собой, приведя к желанной "благости"...

Суета
Одна из участниц группы рассказывает о себе. При этом суетлива, многословна, не слышит ни вопросов, ни своих собственных ответов. Создаёт ощущение какой-то спешки, внутренней беготни, словно нужно мимо чего-то проскочить.
В какой-то момент кто-то из участников поделился своим ощущением от неё; прозвучал вопрос о том, что сейчас с ней происходит, чего она хочет.
Вначале от вопроса опешила. Остановилась. Принялась уже неторопливо рассказывать, как ей страшно быть наедине с собой, как невыносимо скучно...
И вдруг как будто протрезвела, проснулась, опомнилась. Стала видеть, слышать. Родился свой собственный живой вопрос к самой себе "Что мне надо? Чего я хочу?"

Быть хорошей
Обсуждение парной работы (арт-терапевтического взаимодействия).
- Я, когда хорошо отношусь к человеку, то теряю все желания и перестаю что-либо чувствовать. Потому, что с хорошим человеком мне тоже нужно быть хорошей, а не собой, не своей. И тогда я отказываюсь от себя и от своего, и... перестаю жить. Только в конфликте мне можно ничего из себя не строить, тогда мне всё можно, и начинается жизнь. А в "хороших отношениях" я загибаюсь...
Та, с кем она взаимодействовала в паре:
- Когда она начала "исчезать" из нашего взаимодействия, я решила, что это из-за того, что я давлю на неё. И тогда я тоже решила отказаться от своей инициативы, начала сворачивать своё взаимодействие.
Обе остались "хорошими", но одинокими, скучающими и неудовлетворёнными.

Куда уходят силы?
- Если я не успеваю "переварить" какой-то свой опыт, если не справляюсь с загруженностью и возникает ощущение завала делами, суеты, бессилия, загнанности, - то это значит, я внутренне занята чем-то, но не осознаю этого.
Моё внимание забирает какое-то переживание, и не даёт мне сосредоточиться на настоящем. Но это переживание я не осознаю и внутренне избегаю его, и мои силы уходят на то, чтобы не допустить его в сознание.
Сейчас я поняла, что важно обратить внимание на то, чего я избегаю, какого переживания, каких чувств, каких значений и смыслов.

Брошенная мною я
В ходе сессии присутственной арт-терапии дошла до далёкого (совершенно забытого) детского переживания "потери опор" и небезопасности. Возникло желание проявить заботу и участие о том "брошенном ребёнке" (о себе-маленькой). Однако, начав проявлять эту заботу, вскоре заскучала, захотелось отпихнуть этого испуганного хнычущего ребёнка (который тут же почувствовал себя вновь преданным и брошенным).
Заметив свою жестокость по отношению к себе, хотела было по привычке осудить себя за это и запретить себе родившееся желание оттолкнуть себя "маленькую" (ведь это нехорошо).
Однако практика творческого присутствия приглашает к тому, чтобы позволить себе переживать всякое возникающее чувство, проявлять его, и усиливать процессом проявления, делая его тем самым более явным, более острым, более живым.
Решившись проявить себя-жестокую... вдруг испытала новое для себя чувство - нежелание так больше делать, так относиться к себе. И вдруг сама собою родилась живая искренняя жалость к той маленькой и беззащитной себе, которая всё ещё живёт в ней, живёт брошенной, оставленной наедине со своими страхами без помощи, без поддержки, без понимания. Родился новый выбор!
И вот теперь, уже по-настоящему, от души проявляя эту неподдельную жалость к себе и заботу, испытала единение и удовлетворённость своим поведением, своим отношением к себе. Возникло согласие с собой.
Что явилось условием рождения или залогом этого нового выбора, новой личностной позиции, нового отношения к себе?
Условием стало искреннее и осознанное проявление своей жестокости! Оно исполнило скрытую доминанту и привело к её естественному окончанию.
Без позволения и осознанного проявления того, что ЕСТЬ (а не того, чего хотелось бы, чтобы было или чтобы чего-то не было), это отношение/действие так и осталось бы скрытым теневым процессом. Запретив себе жестокость (которая есть!), она бы втайне от самой себя продолжала бы быть к себе жестокой!
Сделав тайное явным, она создала внутренние условия для прекращения скрытого процесса, и начала нового - исходящего из нового выбора, нового отношения.

Отвращение к себе
Участница группы рассказывает со слезами:
- В процессе я вдруг увидела, с каким отвращением отношусь к самой себе. Не хочу так больше! ...
... А теперь мне стыдно перед ними (показывает на двух участников) за свои слова и слёзы. За то, что не сдержалась! Расплакалась на первом же занятии... Наверное, они думают обо мне бог весть что, что я ненормальная...
Эти участники:
- Я думаю... я завидую тебе за то, что ты так можешь открыто говорить и проявлять себя. И ещё мне очень нравятся твои рисунки. (Он собой тоже недоволен и втайне критикует себя за то, что его опыт отличается от опыта других участников).
- А я чувствую, что ты стала мне ближе. И ещё я теперь чувствую безопасность. Теперь и мне можно быть более открытой. 

Радуюсь чужим проблемам
- Мне стыдно признаться, но мне приятно было узнать, что у других есть проблемы. Стыдно, что я такая ужасная, радуюсь чужим проблемам.
- Как ты скора на осуждение себя... Вероятно, до этого ты чувствовала себя гадким утёнком на птичьем дворе. А теперь ты среди своих - таких же, как ты. Действительно же приятно узнать, что с тобой всё в порядке, что ты не урод, не отщепенец в стае "совершенств".
-  Да, так и есть. Слава богу, я нормальная (улыбается).

Не для меня...
- Сначала я отказалась от своих желаний, инициативы, действий. А потом стала грустить о несчастной судьбе и сетовать на то, что не для меня придёт весна...

Пусть мне же будет хуже
- Если мне говорят, что я должна, тогда я ни за что не буду этого делать, даже, если сама этого хочу! Откажусь от всего нужного мне, и всю силу положу на то, чтобы противостоять и доказать, что я не должна, и идите вы все лесом со своим "долгом"... Пусть мне будет хуже, пусть я буду несчастна и больна в вечной неудовлетворённости, бессмысленности и депрессии. Но зато я буду "свободной"? и вы мне не указ!...

Вселенское Зло
- Я всегда считала себя Злом. Думала, что другие должны видеть меня такой же... ну, я же злая, они должны меня отвергать, ненавидеть. Я так всегда и считала, что мир меня ненавидит, как чужую. И вдруг обнаружила, что они относятся ко мне по-доброму! Они почему-то меня не боятся (говорит со слезами на глазах)! И даже как-то обидно. Считаешь себя Вселенским Злом, а они говорят, что им забавно....

Зачем ей его понимать?
Заканчивалась группа. Один из участников рассказывал о себе и своём опыте, который он вынес из арт-терапевтического действа, предшествовавшего обсуждению в общем круге. Говорил непонятно, слишком общо и абстрактно. Было очевидно, что он и сам не очень понимает то, о чём хочет сказать, и явно нуждается в заинтересованном слушателе – кто своим непониманием и желанием его понять помог бы и ему самому уточнить и прояснить полученный им опыт. В общем-то, группа в значительной мере для этого и существует. Понять его было трудно, но не невозможно – достаточно было задать лишь несколько уточняющих вопросов, и всё стало более конкретным и определённым, в том числе, и для этого мужчины.
Когда он говорил, две участницы разразились безудержным и заразительным смехом. На вопрос к одной из них о причине её смеха, сказала примерно следующее... (см. статью "Зачем её его понимать?").

Жду у моря погоды
Пришел я на занятие. В группе что-то происходит (речь идет о психотерапевтической группе), и… Вдруг я ощущаю, что что-то как будто не так – чувствую, что не совсем то, что мне хочется и нужно, что-то не то происходит, не происходит то, что нужно мне… И что же я делаю? (см. статью "Включение в мир").

Картина будущего и отсутствие себя
На занятии психотерапевтической группы один из участников поднял тему о необходимости иметь перспективную картину своего будущего. И в ходе обсуждения выявились два совершенно разных отношения к себе, своему будущему, своей жизни (см. статью "Картины будущего и отсутствие себя").
 
Такая я себе не нужна
Зашел разговор о принятии себя.
Она определила для себя, что принимать себя – это значит сочувствовать себе, поддерживать себя, давать себе уверенность. Принимать себя – это означает нравиться себе, когда что-либо не получается, это означает отсутствие желания изменить себя, а напротив, присутствие радости, что всю оставшуюся жизнь ты проведешь вот с этим прекрасным человеком – с собой такой вот, а не какой-либо другой.
Спрашиваю:
- Как это происходит у тебя, как ты это осуществляешь?
Отвечает:
- А никак. Я себя критикую, я злюсь на себя и желаю себя изменить. Такая, какая я есть, я сама для себя неприемлема, невыносима. Я не нравлюсь себе, когда у меня что-либо не получается, и когда я думаю, что мне с собой вот такой придется прожить всю оставшуюся жизнь… ну уж нет – уберите это, дайте мне другое (см. статью "О принятии себя").

Что значит быть в контакте?
На одной из наших терапевтических групп возникла тема установления контакта. Несколько участников группы рассказали о том, что у них возникают сложности при установлении контакта с другими людьми и что они хотели бы как-то разобраться с этой проблемой.
Однако, сам вопрос: «Что значит быть в контакте?» - был  не очень-то ясен. Кто-то наличие или отсутствие контакта объяснял через наличие или отсутствие разговора между ним и другим человеком, кто-то говорил о передаче информации, кто-то – о присутствии «обратной связи», отдачи от другого или некой совместной деятельности. А все же ощущения того, что вопрос о контакте вполне ясен, не было. Даже когда два участника общались друг с другом и утверждали, что контакт между ними состоялся, объяснить, как они это узнали, по каким признакам, что вообще означает это «установление контакта», что это за действие такое, - им было трудно (см. статью "Молчание - золото, или Игра в кубики").
 
© В.В. Ляшенко
психолог-психотерапевт
 
Психолог Виктор Ляшенко
---------------------------------------
Договор на психотерапию
---------------------------------------
События
---------------------------------------
Отзывы
---------------------------------------
 
Отзывы клиентов
"
Огромное Вам спасибо за искреннюю поддержку, понимание и профессиональную помощь!
Направления для выхода из тупика собственных мыслей и жизни, казалось, нет. После Вашей консультации стало возможным превратить строительный материал своих барьеров в силу.
С


Спасибо вам большое за помощь и поддержку, которую вы мне оказали. Пообщавшись с вами, многие вещи становятся на свои места. Спасибо, что вы помогаете людям!
Елена


Я была на мастер классе у Виктора. Это произвело на меня очень глубокое впечатление. Была серьезная работа с подсознанием. Вышли наружу какие-то вещи, которые я не осознавала до конца, но они всецело мною управляли, отдавали команды, создавали проблемы До сих пор идет переосмысление своей жизни. Короче, техника мощная. Всем рекомендую! Спасибо, Вам, Виктор!
Елена
"




г. Москва,  тел.: +7 (926) 811-31-65  e-mail: v-psy@list.ru
 
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Все материалы, представленные на сайте, являются авторскими.  Использование любых материалов сайта возможно только с разрешения автора. 
При цитировании  материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://v-psy.ru

© 2018
Виктор Ляшенко
Яндекс.Метрика