Главная страница
г. Москва,  м. Чистые пруды, Китай-город
+7 (926) 811-31-65 (WhatsApp)
v-psy@list.ru
Жить вместе с течением жизни

Борьба со стрессом - бой с тенью

Поскольку физиологическим «носителем» смысла является состояние, то отстранение от своего состояния проявляется естественным образом в отчуждении от своих смыслов, а следовательно, и от поступков. Не зная, не понимая своих чувств, не вникая в те значения, на которые тело отзывается определённым состоянием, мы не раскрываем смысла обстоятельств своей жизни и живём невпопад. Мы оказываемся в состоянии непрекращающегося стресса.

В общественном сознании прочно закрепился образ «стресса» как негативного состояния, с которым нужно бороться, которому нужно умело противостоять, которым просто необходимо управлять для того, чтобы не быть им разрушенным, ведь стрессов сейчас так много, они поджидают нас на каждом шагу. Такому восприятию способствуют и распространённые выражения: «жизнь полна стрессов»,   «стресс делает нас заложником вредных привычек» и т.п.
Можно предположить, что на такое отношение во многом влияет и естественно-научная парадигма в целом, и соответствующий ей способ описания данного явления. Когда в связи со стрессом звучат такие внушительные слова, как «синдром», «гормоны», «кортикостероиды», «гомеостаз», «стресс-стимулы» и пр., то очень трудно не попасть под их гипнотическое действие.

Вместе с этим, нельзя не признать, что такой подход со стороны биологов, физиологов, врачей вполне оправдан – они находятся в рамках соответствующих отраслей научного знания.

Однако если и психотерапевт рассматривает «стресс» с тех же самых позиций, то он перестаёт быть психотерапевтом, поскольку в этом случае он смотрит на человека не как на субъекта деятельности со своими смыслами, а как на реактивный «организм»
1. При этом каждый из нас всё же предпочитает думать о себе, как о человеке, но когда дело касается переживания – то почему-то я-человек в собственном восприятии уступает место я-организму.

Для начала важно прояснить само понятие стресса, потому что, на мой взгляд, оно во многом мифологизировано.
Всякое воздействие вызывает в нас как специфический, так и неспецифический (общий) ответ, который исходит из потребности приспособиться к новым обстоятельствам и тем самым восстановить гомеостаз («нормальное состояние»).
Согласно Гансу Селье,
стресс2  есть неспецифический ответ организма на любое предъявление ему требования: любой внешний стимул (стрессор), физический или психический, вызывает состояние стресса, проявляющееся в не зависящем от характера стрессора ответе организма (поэтому его и называют неспецифическим), названном общим адаптационным синдромом3. Другими словами, это комплекс общих вегетативно-соматических проявлений приспособительного характера.

Субъективно стресс так и ощущается, как состояние напряжения. Это напряжение, которое возникает в ответ на то или иное изменение –
на всё что угодно.

Существенным в данном случае является вопрос о том, действительно ли именно состояние гомеостаза, которое стремится восстановить организм, является тем, что определяет характер активности человека.
Важно различать уровень организма и уровень личности. Если «нормальное состояние» является показателем приспособленности, а отклонение от него является сигналом к соответствующему обстоятельствам действию, то это ещё не означает, что для человека смыслом этого действия является приведение организма в первоначальное «нормальное состояние».

Для человека стресс – не просто некий «неспецифический ответ его организма»; это непременно и его личный ответ, поскольку человек всегда как-то относится к происходящему, занимает некую собственную позицию. Это означает, что для человека психологический смысл всякой «ответной реакции организма» заключён не в восстановлении состояния равновесия внутренней среды, а в освоении изменившейся ситуации, то есть в нахождении своего личного смысла и реализации его в соответствии с изменившимися условиями. Именно в освоении ситуации и состоит адаптация к существующим и изменяющимся условиям.

В свою очередь, напряжение, которое возникает при взаимодействии со «стрессором», означает наличие организмической готовности к соответствующему ситуации действию. Когда происходит любое событие (внутреннее или внешнее), то мы, будучи в соприкосновении с миром, соответствующим образом откликаемся на него. Это означает, что всё, что есть в нас живого (здесь можно употреблять разные слова: организм, тело, душа и пр.), приходит в состояние готовности к тому, чтобы осуществлять себя (жить, действовать) в изменившихся условиях.

Тогда
  • на телесном уровне у нас выделяются гормоны, нейромедиаторы и пр.,
  • на душевном – мы что-то переживаем и как-то относимся к происходящему,
  • на личностном – о чём-то думаем, размышляем, сравниваем, оцениваем.

Если это
состояние готовности осуществляется, то внутреннее напряжение естественным образом преобразуется в энергию действия. И организм восстанавливает равновесное состояние. В противном случае, из-за того, что «состояние готовности» не реализуется, возникает перенапряжение.

Особенностью невротического состояния является то, что оно сопряжено не только с определённым  внутренним напряжением, но и с отрицательной оценкой этого напряжения, оно осознаётся «нежелательным» и по этой причине не реализуется в отношениях с миром конструктивным, соответствующим настоящей потребности, образом.

Поэтому
для человека, который в отличие от остальных животных является «существом смысла», в первую очередь необходима внутренняя работа по приращению этого личного смысла и внешняя – по осуществлению личного смысла. И если эта работа не производится, тогда возникает внутренняя ситуация бессмысленности (не осуществления потребностей и возможностей), которая может не осознаваться. Это приводит к дистрессу (перенапряжению) и становится основой для развития невротического расстройства (самые первые симптомы, которые при этом возникают: астенизация, депрессия и тревога).

Возникает закономерный вопрос: с чем нам нужно бороться, справляться, что преодолевать, лечить, предупреждать?
Да, имеется состояние напряжения (состояние готовности к действию).
Но что такое стресс-фактор?
Нет в мире никаких особых стрессоров («напряжителей»), ведь этот так называемый стрессор – это вся наша жизнь. Всё, что происходит в мире, отражается в нас в виде тех или иных напряжений, и если что-то не вызывает напряжения (ответа), то значит для нас этого просто не существует как чего-то значимого.

И какой тогда смысл в термине «стрессор»? Он нужен, чтобы создать образ врага и чтобы было с кем бороться, кому противостоять?
Представим ситуацию: человек ходит на нелюбимую работу. Изо дня в день, из года в год. На работе у него конфликты с начальством, дома – с женой и детьми. Зарплата низкая, продукты дорогие, правительство плохое – вечное неудовлетворение. И вот он мучается от всех этих «дистрессов», которыми полна его жизнь, ищет, как бороться «со стрессами» и как обезопасить себя от них, покупает в аптеке таблетки «от стресса», соблюдает диету «от стресса», делает упражнения «от стресса», – но жизнь особо не меняется, а возможно, и ухудшается.

От чего же он на самом деле мучается? От стрессов? От стрессоров? Или от своего невнимания к своим чувствам, к своим смыслам, к своим близким – от того, что живёт против самого себя? Действительно нужными вопросами для него будут не вопросы о способах борьбы со стрессом, а о том, почему, зачем и как он ходит на нелюбимую работу. В связи с чем он решает не замечать своего неудовольствия, тревоги, напряжения? Как он живёт и почему выбирает та́к жить, что его жизнь не соответствует его внутренним обстоятельствам?
Если упростить (для наглядности) стоящий перед ним действительный выбор, то он состоит в том, чтобы либо переосмыслить своё отношение к этой работе, либо сменить работу и заниматься своим делом. Но для чего он выбирает сохранение текущего порядка вещей и отчего не хочет занимать своего места? Эти вопросы могут стать отправной точкой в разрешении его жизненной задачи, в изменении способа жить – жить, не подавляя свои чувства, свои напряжения, а прислушиваясь к ним, живя вместе с ними, живя ими.

Итак, с чем человек борется, когда он борется «со стрессом», чем он пытается управлять, что снимать, что лечить? Он борется не с чем иным, как с
последствиями своих выборов и решений, тех самых, которые он совершает и принимает против себя, вопреки своим действительным нуждам, не замечая изменившихся условий. Тогда его лечение получается симптоматическим и бесконечным: можно сколь угодно долго «наступать на горло собственной песне» и релаксировать, пытаясь снять «накопившийся стресс».

Борьба со стрессом обречена на провал – это битва без победителя, потому что нет никакого стресса, с которым нужно было бы бороться.

Если человек научается прислушиваться к своим чувствам, состояниям, ощущениям, если выбирает себя, если ищет свои смыслы и действует в соответствии с ними, то стрессом ли он управляет при этом? Или он просто «адекватен ситуации», соответствует тому, что происходит с ним и в его жизни, живёт активно, инициативно – живёт творчески и созидательно?

Напряжение является естественным состоянием, это наш естественный отклик на происходящее – оно есть проявление нашей жизненности. Если мы живём и действуем в соответствии с миром (это значит, что и с самим собой тоже), то нет у нас никаких ненужных, лишних напряжений – все напряжения нужны, мы ими и живём.

Если же мы не осуществляем, не проявляем состояние своей готовности (к взаимодействию с происходящим) в соответствующем поведении, тогда у нас возникает
перенапряжение. А оно переживается уже мучительно. И что же мы тогда делаем? Учимся расслабляться, «релаксировать», прибегаем к алкоголю или специальным упражнениям для того, чтобы… сбросить лишнее напряжение, и продолжаем жить вопреки себе?

Таким образом, в том случае, если человек ставит во главу угла заботу именно о состоянии, а не осознавание смысла своего состояния и тех жизненных обстоятельств, отражением которых это состояние является, и не раскрытие этого смысла в соответствующей деятельности, то в этом проявляется один из основных механизмов отчуждения и смыслоутраты
4, которое приводит к развитию психогенного расстройства.

_________________________________________________

Примечания:

1. Об этом в своё время хорошо высказался Рональд Лэнг: «Кажется необычным, что в то время, как физические и биологические науки о вещественных процессах одержали всеобщую победу в борьбе с тенденциями персонализации мира вещей или введения человеческих интенций в животный мир, подлинная наука о личностях едва зарождается по причине застарелой тенденции к деперсонализации, или овеществлению, личностей. <…> У нас имеются исследования людей как животных, людей как машин, людей как биохимических комплексов, но остаются огромные трудности  при достижении человеческого понимания человека с человеческой точки зрения» [Лэнг, 1995, с. 14, 233].
 
2. Стресс – состояние повышенного напряжения: от англ. stress – напряжение, трудности, давление, подчинение < сокращение от ст.фр. destresse – сдержанность, теснота и estrece – узость, угнетение.
Дистресс – страдание: англ. distress (dis – врозь + strictus/stringere – связывать, стягивать, сжимать) < ст.фр. destresse < лат. districtus/distringere. [Этимологический словарь английского языка]. Distress буквально означает насильное соединение или препятствие разъединению (и таким образом – принуждение, ограничение, угнетение, причинение боли), то есть, иначе говоря, наличие противоположных тенденций. Понятие дистресса можно сравнить с русским словом тужить: «приходится туго», «в темнице там царевна тужит», «жить не тужить».

3. Синдром – закономерное сочетание симптомов, обусловленное единым развитием: от греч. συνδρόμος (συν – с/со + δρόμος – бег, движение), буквально означает совместное движение, сопутствие, стечение. Этимологический словарь английского языка переводит как «место, где сходятся несколько дорог», то есть, по-русски – перекрёсток.

4. Внутреннюю ситуацию утраты смысла, соответствующую онтологической ситуации нарушения или разрыва связей человека с миром, некоторые психологи рассматривают как ситуацию отчуждения: психологическим механизмом смыслоутраты выступает отчуждение, которое понимается как целостное устойчивое состояние нарушенности смысловых связей в структуре жизненного мира [Осин, 2007].


© В.В. Ляшенко
2014 г.

статьи, события, актуальная информация
 
г. Москва, +7 (926) 811-31-65; v-psy@list.ru
______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Все материалы, представленные на сайте, являются авторскими.  Использование любых материалов сайта возможно только с разрешения автора. 
При цитировании  материалов сайта активная ссылка обязательна:
https://v-psy.ru

© 2022 
Виктор Ляшенко
Яндекс.Метрика
Top.Mail.Ru